Обложка книги Икра. Светлое прошлое и темное будущее великого деликатеса

Икра. Светлое прошлое и темное будущее великого деликатеса

ISBN: 5-98720-030-X;
Серия:
Издательство: КоЛибри
Страниц: 360
Формат: 60x90/16

Инга Сэффрон - американская журналистка - в середине 90-х была корреспондентом Philadelphia Inquirer в Москве. Тогда же родилась идея книги "Икра". Сэффрон ездила к местам ловли осетровых, познакомилась с рыбаками. Сейчас Инга Сэффрон вернулась в Филадельфию и активно занимается архитектурной критикой. Не так много на свете людей, которые не испытывают восторга и вожделения при виде свежей черной икры. И разве кто-нибудь при этом вспоминает, что перед ними на тарелке - просто слегка подсоленная рыбья требуха? Разве кто-нибудь может представить себе, что еще недавно ее с отвращением бросали свиньям или скармливали кошкам? Между тем, всякий настоящий деликатес балансирует на грани изумительного и отвратительного: только так он становится неповторимым чудом, рождающим миф. Для американской исследовательницы и журналистки Инги Сэффрон каждая крупинка настоящей икры вмещает в себя целую эпоху: от полудиких разбойничьих племен, когда-то призвавших владеть ими Рюриковичей, до кавказских браконьеров, пытающихся выжить в хаосе перестройки. Книга о черной икре, но не про кулинарию. Это удивительные истории, не всегда достоверные, но непременно проникнутые страстью... Разве кто-нибудь вспоминает при виде черной икры, что перед ними на тарелке - просто подсоленная рыбья требуха? Разве кто-нибудь может представить себе, что еще недавно ее с отвращением бросали свиньям или скармливали кошкам? Между тем, всякий настоящий деликатес балансирует на грани «замечательного и отвратительного», только так он становится неповторимым чудом, рождающим миф. Книга об икре американской исследовательницы и журналиста - это самобытные герои и их удивительных истории, не всегда достоверные, но непременно проникнутых настоящей страстью. Вполне возможно, что недалек тот день, когда только истории и останутся. А икра, как и осетры, в которых она созревает, станет навсегда достоянием мифов.