Нравится LibRing?
Расскажи друзьям:
Лев Аннинский

Барды

Книгу можно купить в интернет-магазинах:

· OZON.ru 217р. [Проверить наличие]
· Books.ru 105р. [Проверить наличие]
· My-Shop 112р. [Проверить наличие]
ISBN: 5-94535-058-3
Издательство: Издатель Сапронов
Год издания: 2005
Страниц: 384
Сборник мемуарно-литературоведческих эссе о зачинателях и патриархах авторской песни. Окуджава, Галич, Матвеева, Ким, Анчаров, Высоцкий, Визбор, Городницкий, Дулов... Далее везде. Издание второе, дополненное. Из Предисловия: Что такое авторская песня? Чтобы стала ясна каверзность вопроса, задам его от противного: а что такое неавторская песня? Она существует? Существует. Как объективная реальность. Данная нам в ощущениях. Ощущения надо осмыслить. Неавторская песня - это авторская песня, автор которой по каким-либо внешним (для песни) причинам неизвестен либо забыт - по причинам внутренним, то есть: за неважностью, ненадобностью, несущественностью этого обстоятельства. Песня авторская как самостийный феномен утверждает себя там и тогда, где и когда авторство становится фактором принципиально важным. Важным до такой степени, что автор текста и автор музыки, в других случаях профессионально дополняющие друг друга, в этом случае отдаются друг другу, образуя как бы сверх-профессиональное авторское со-бытие. Что удостоверяется еще и исполнением. В других случаях исполнитель всего лишь доносит песню до слушателей, а тут исполнитель - активный интерпретатор, соавтор события. Идеальным для этой ситуации является соединение четырех ипостасей, когда бард, сам себе аккомпанируя, сам и поет песню, в которой и слова, и музыка - его. Вы скажете, что такое сочетание четырех способностей (поэзия, композиция, вокал, аккомпанемент) настолько маловероятно, что пахнет имитацией. На это я отвечу, что полтысячи бардов, учтенные в "Энциклопедии авторской песни" на 2000 год, - достаточно внушительная армия, чтобы снять вопрос. Реальность никогда заранее не знает, имитация она или реальность. Это выясняется по результатам. "Когда страна прикажет быть героем, у нас героем становится любой". Вы скажете, что страна в данном случае отнюдь не приказывала петь, а, скорее, приказывала помалкивать. На что я отвечу, что это истинная правда, как правда и то, что по неистребимой психологической особенности нашего человека (хочется сказать: русского, но в данном случае правильнее сказать: советского) именно запрет подвигнул возопить и заголосить. Вы скажете, что возопить и заголосить - еще не значит запеть: помимо неистребимой у нашего человека способности бунтовать, тут нужны способности и чисто специфические. В конце концов, Литературный институт - не Консерватория, и даже так: вокал - не оркестровка. И Булат Окуджава с фирменным своим благодушием, в котором сквозила аристократическая неприступность, рассказывал, что его ненавидели все: поэты - за то, что у него не стихи, а песенные тексты, композиторы - за доморощенность мелодий, певцы - за глуховатый голос, гитаристы - за непритязательность бренчания. На что я отвечу, что когда самовыражение души делается важнее, сильнее и выше, чем все профессиональные барьеры, - она, душа, начинает преодолевать их с наивной победоносностью; тогда и текст, и мелодия, и голос, и аккомпанемент начинают сами себя "держать" и происходит очередное чудо искусства: рождается новый жанр.